Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Мифы Евро-2016

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 29.06.2016 Дзичковский Евгений

До завершения чемпионата Европы осталось лишь 7 матчей. В это почти не верится, кажется, самое объемное и интересное еще впереди. А пройденное перешло в разряд ощущений и, что греха таить, стереотипов. Спецкор Sovsport.ru, работающий на Евро с первого дня, опровергает некоторые мифы этого чемпионата.

24 КОМАНДЫ — ЭТО МНОГО

Любой турнир живет не командами, а матчами. Какая разница, сколько участников, если интересных игр вовсе нет или если каждая — картина маслом? Люди, которые оценивают иные матчи во Франции через губу, мне кажется, пытаются вознести себя над турниром и бросить на него широкоугольный взгляд. А кому из нас дано такое право? Даже президенту УЕФА не дано, потому что его нет в природе в настоящий момент.

Всех прочих справедливо интересуют отдельные сегменты праздника. В противном случае европейское футбольное сообщество попросило бы выставить с турнира в первую очередь не потенциальных лузеров, а сборную России, например. Турнир в конце концов портят не названия стран вроде Албании или Ирландии, а безобразный футбол. И тут нам равных мало.

Но кто при этом скажет, что выступление сборной России было неинтересным для россиян? Мазохизм, да. Но отсутствие результата — тоже результат. Смотреть на российскую команду горько, потому что играла она стекловатно, однако успехи каких-нибудь бельгийцев, признаться, волнуют меня гораздо меньше наших неудач.

Что касается остальных, в том числе и немного нелепых команд, то разве их присутствие на Евро не подталкивает к выводам? Переоценившая себя и чуть зазвездившая Украина, перспективная Австрия, оказавшаяся недоросшей, пустые шведы, не редкость тугие англичане, стрекозами порхавшие хорваты, павшие от злых португальских муравьев... Все это чужие ошибки, на которых вообще-то принято учиться.

Жаль, что нам некогда. Мы все делим что-то, а не делим, так совмещаем. Мы продолжаем верить, что дело в управлении баржей, а не в самой барже. И потому шкиперов с лоцманами на нашей посудине полно. Матросов почти не осталось. На капитанском мостике толкотня, вахту нести некому.

ЗАСИЛЬЕ СКУЧНОГО ФУТБОЛА

Непрямое продолжение предыдущей главки. Да, проскакивало. Но количество команд здесь совершенно не при чем.

Думаю, рано или поздно игровое веселье начнет стимулироваться правилами игры. Потому что к скуке на поле приводит не лень или низкий класс футболистов, а реалии нашей жизни.

Стала необычайно высокой цена победы, что и вымывает из футбола зрелищность. Игра максимально коммерциализировалась, в нее намертво вплетены карьеры игроков и контракты тренеров, а также ожидания наций, то есть футбольный патриотизм. Предложи всем 24 командам сыграть тупо, но победно, или красиво, но безответственно, они выберут первое. А чтобы играть победно и красиво у многих просто не хватает мощностей. Переоценка же собственных возможностей приводит к бесславию, как в хорошо знакомом нам случае.

Массовые проверки на допинг из той же серии. Организаторы признают печальную жизненность девиза «цель оправдывает средства», потому и проверяют. Нарочитая зрелищность в таких условиях в принципе невозможна. Только истинная, а она есть в арсенале малого числа сборных.

Важно только не забывать: когда борьба - не может быть скуки. Британцы с исландцами это подтвердили. Выверни себя на изнанку - получишь восхищение толпы. Начни строить технаря — окатит пылью проезжающего мимо праздника.

Кроме того случались матчи, развязка которых полностью компенсировала основную часть. Та же Хорватия — Португалия, например. Люди таскали камни 115 минут, но когда одни дотащили, какая драма, какая бездна подтекстов вдруг выперла наружу!

Сдается, дело не в скучной игре, а в особенностях нашего восприятия. Под некоторые фильмы Бергмана или Тарковского тянет заснуть, но никто не упрекнет их в отсутствии глубины.

ЕВРОПЕЙСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ = ВСЕДОЗВОЛЕННОСТЬ

Ничего подобного, братцы. Во Франции стараются не путать права человека с мусором, это верно. Но от вольной вольницы такое далеко.

Простой пример. Сходил во вторник на концерт Muse на Марсовом поле. Собралось тысяч сто народа. На входе жестко досматривали, заставили выкинуть зажигалку. Но ведь это личное имущество, оно денег стоит! Никого не волнует. Цена билетов стартовала от 55 евро, но либо без зажигалки, либо никак.

Разумеется, всех не обыскали. И народ активно курил, причем не только дозволенные табачные изделия. А первым, кого я увидел с сигаретой внутри, был секьюрити, прячущийся от чужих глаз в какой-то щели. Но за собственный недосмотр охрана публику не кошмарила.

Доводилось видеть во Франции проверки на дорогах, слезоточивый газ, резкие и отчасти неправовые меры, направленные на предупреждение последствий. Правоохранители всех мастей здесь способны занять жесткую позицию, но при этом они почти всегда смотрят тебе в глаза. Неуправляемость, опасность человека определяется именно таким способом. Если ты зол, но вменяем, тебя успокоят. Если близок к переходу границ — будешь забинтован.

Прикольный эксперимент — спрашивать что-нибудь у полицейских. Мизерный шанс, что смерят чванливым взором: при исполнении, мол, не путайся под ногами.

Спросили как-то в Тулузе дорогу у вооруженных до коренных зубов «робоокопов». Те приостановили свое грузное шествие, один достал из недр бронежилета карту местности. Патруль из трех человек убил на нас минут пять. Разъяснил, показал, улыбнулся, пожелал удачи.

Никто ни разу не докопался просто так. При этом даже дурацкие требования не подразумевали обсуждения. Не нравится — разворачивай кеды.

ФРАНЦИЯ — УДОБНАЯ СТРАНА

Франция — безразличная к приезжим страна, так точнее. Она и к своим-то гражданам развернута не всегда лицом, а на прочих французам совсем начхать. Что можем вам дать, то и ваше, главное, заплатить не забудьте. Чего нет, не просите, мы тут не для вас живем.

Это не касается общения с людьми. Здесь все стандартно, помочь помогут, в душу не пустят. Речь, скорей, об укладе французской жизни. С двух до шести вечера, допустим, негде нормально пообедать. Сиеста - общая средиземноморская тема, известная сто лет. Но лишь в этой командировке мне сказали, что дело не в традициях или лени. Хочешь кормить людей буйабесами и днем тоже, - заплати больше за лицензию.

Повара и официанты всегда работают допоздна, без сиесты их рабочий день станет слишком длинным, что запрещено трудовым кодексом. Для продавцов кебаба и китайских заведений оговорены исключения, те согласны пахать круглые сутки. Прочие синхронно закрываются в середине дня, толкая голодных в супермаркеты. А там бутылка молока, полбатона. Логичней бы кефира, но во Франции его нет.

Сиеста, что совсем ужасно, распространяется даже на рестораны вдоль автомобильных хайвеев. Сеть парижского метро разветвлена, но в вагонах порой тесно и жарко. В городах большие трудности с парковкой, даже с платной. В слабом хождении английский язык, из-за чего все время оказываешься в ступоре. С начала командировки мы успели забыть, что такое суп, и получаем порой удовольствие даже от стакана томатной пульпы из автоматов, продающих быструю снедь. Хотя, если задаться целью, найти какую-нибудь луковую или рыбную жижу в общепите можно. Но — после сиесты. Или до, тут французам снова все равно.

Однако того набора бытовых надобностей, что есть во Франции, вполне хватает для нормальной жизни. Тут нет избыточных услуг. И никого не интересует процесс вашего привыкания. Зато если привык, еще и станешь нахваливать. Заявленное — работает. За остальным езжайте в другие места, здесь вам не богадельня.

ФРАНЦУЗЫ РАДЫ ПРИНИМАТЬ ЕВРО

С чего бы это? Французы — одна из родственным нам наций в части, касающейся улыбок на лицах. Их не много, честно говоря. Живет народ не припеваючи, много трудностей и тяжелого труда вокруг.

А Евро — всего лишь дополнительная нагрузка. По улицам не ходят ряженые, оплаченные из бюджета, никто не потешает приезжих, изображая фальшивое гостеприимство. Стадионы достаточно удобны, но чувствуешь себя на них все равно залетной птицей. Болельщиков направляют, куда надо, но не носят на руках.

Франция просто предоставляет себя чемпионату Европы во временное пользование. Рвануть тельник на груди, пойти вприсядку и потерять потом штаны — не местный вариант. Сделать так, чтобы все побыстрей закончилось без лишних проблем, — местный. Наибольшую выгоду имеют частники и транспортники, взвинтившие цены на билеты и гостиницы до бессовестных пределов и ни от кого не получающие за это по рукам. Косите, парни, ваше время. В уровень государственного аврала Евро-2016 точно не возведен. Давки в метро, пробки у стадионов? «А пуркуа бы не бекоз, вас же много понаехало!» Бесплатный проезд хотя бы для журналистов? Только не во Франции. C'est la vie.

МИГРАНТЫ — ЗЛО

Ничуть. Они другая каста, вопросов нет. Но я видел целующимися блондинку и эбонитового парня. На улицах полно людей в национальных конголезских или марроканских одеждах, - и что? Кому это мешает?

10-й и 20-й округа Парижа — резко иммигрантские, а местами опасные. Но и они далеки от южноафриканского Соуэто или фавел Рио-де-Жанейро. Марсель до предела арабизирован, однако власти признают, скорее, свои промахи в адаптации чужестранцев, нежели их национальные изъяны. Да и как изъян может быть национальным? Разница менталитетов — это не про черное и белое, а про одно и другое.

Вместе с тем сложно представить, чтобы в центрах досуга коренных французов звучала не близкая им музыка или вместо виноградных улиток подавали бешбармак. Мигранты-бунтари рано или поздно попадают под надзор, спокойные изо всех сил хотя адаптироваться. Особенно второе поколение. Не раз встречал, скажем, молодых людей обоих полов индийской, арабской или азиатской наружности, одетых по европейской моде, с прекрасным французским, со студенческим тубусом или книгой в руках.

А крепкий негр-мусорщик, возможно, скоро заслужит некоей скульптурной канонизации, настолько он фо Франции типичен. Глянешь со стороны — горькая планида. А задумаешься — человек, который хочет жить по канонам приютившей его страны. Подчинившийся, зарабатывающий, поставивший, быть может, крест на себе ради нормальной жизни детей.

ПАРИЖ — ЦЕНТР МИРА

В экономическом, культурном, архитектурном, историческом смысле — пожалуй. Но дали бы шанс, с каким удовольствием я бы забурился в маленькие городки Нормандии и Бретани, в кущи Прованса, в припиренейские деревни, в складки берегов Аквитании!

Не в первый раз в столице Франции, и никак не научусь ее любить. У Вуди Аллена в в фильме «Полночь в Париже» это получилось, он пронес свой экстаз через всю картину и обрушил его на зрителя. Сам являясь в какой-то степени Парижем — прославленным, но весьма неоднозначным кинематографическим фриком.

Столица Франции гениальна, овеяна легендами, пропитана веками, футуристична — и «туристична». В ней легко влиться в ликующую толпу, но трудно найти приют душе. Здесь либо яркий праздник, либо каждый сам по себе, как в спальных районах.

Остальная Франция — другая. Даже индустриальная. Тем более историческая. В ней много созерцательного и задумчивого, но впитывать такое нужно по глотку и не нынешними днями. Париж и Евро могут не понять.

BBC

image beaconimage beaconimage beacon