Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Оксана Чусовитина: Я старая? Пусть молодые догонят!

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 17.09.2016 Симоненко Андрей

Она выбежала в коридор вместе с остальными участницами шоу Алексея Немова «Легенды спорта», прошедшего в пятницу в Москве. Смеясь с ними о чем-то о своем, о девичьем. В профессиональном спорте принято говорить о возрасте, но Оксане Чусовитиной 41 год все равно никак не дашь.

Оксана Чусовитина © Советский Спорт Оксана Чусовитина

«Волнения на шоу больше, чем на Олимпиаде»

- К шоу Немова надо было готовиться, - вопрос спортсменке?

- Конечно, надо. Тем более у меня на таких шоу адреналина и волнения больше, чем на Олимпиаде.

- Почему?

- Потому что зрители приходят смотреть на красоту. И хочется все сделать красиво. На соревнованиях комбинации отработал, и все. А здесь с танцами, с музыкой. Очень благодарна Леше Немову, что мне предоставилась такая честь выступить в Москве.

- Но сложность-то не сравнить с олимпийской…

- Это да. Но сочетание музыки с хореографией – это очень непривычно. Мы ведь только настраиваемся делать свою работу. А здесь это что-то новое.

- В шоу, получается, редко выступаете?

- Когда приглашают, выступаю. Но таких грандиозных шоу там не бывает. Чисто спортивной направленности, все попроще. А тут еще и масса друзей, которых я так долго не видела. Может быть, волнения больше еще и поэтому.

«Внутренний голос сказал: готовься к Токио»

- За прошедшее после Олимпиады время тренировались?

- Из Рио вернулась домой, какое-то время ходила на различные мероприятия, встречи, мне дарили подарки. С мужем и сыном провела время. А в зал ходила, конечно, не каждый день. Может быть, раз в два-три дня. Но в душе постоянно было ощущение – как так, почему я не в зале? Надо тренироваться, скоро соревнования. Но внутренний голос мне сказал: «Оксана, отдыхать тоже надо. Ничего страшного, нагонишь».

- Внутренний голос часто мешает вам тренироваться?

- Нет. Я его стараюсь подавить разумом. В зал надо приходить хотя бы качаться. Можно не делать сложные элементы, но покачаться и порастягиваться надо. Если ты два-три дня пропустишь, то потом даже на несложном элементе можно получить травму, которая тебя выведет из строя на куда большее время, чем лень.

- А о завершении карьеры после Рио этот внутренний голос вам случайно не намекал?

- Нет, он мне сказал: «Оксана, тебе нужно готовиться к Олимпиаде в Токио». Даже сейчас, когда мы с вами разговариваем, он мне говорит – беги в зал, тренируйся!

- То есть продолжение карьеры еще на четыре года – окончательное решение?

- Да, это окончательное решение. Я чувствую в себе силы. Не буду загадывать, но мне очень хочется выступить на Олимпиаде в Токио. У меня осталась одна мечта, которую я не смогла реализовать в Рио. К Токио, думаю, я что-то поменяю, по-другому подготовлюсь. И, надеюсь, она осуществится.

- Мечта – это выиграть олимпийскую медаль для Узбекистана?

- Да. Это моя родина, я там выросла, там прошла вся моя жизнь. Я за Узбекистан выиграла чемпионат мира, выиграла Азиатские игры. Но на Олимпиаде не было ни одной медали.

- Но вас же и без этой медали в Узбекистане любят.

- Любят. Но я не делаю это для кого-то. Я это хочу сделать в первую очередь для себя. Да и спортом занимаюсь я для себя. Прихожу в зал, тренируюсь, главным образом, потому, что мне это нравится.

«Люблю и шоколад, и пирожные»

- Ради этих тренировок, ради спорта вам приходится себя чего-то лишать?

- Мне кажется, я себя никогда не лишала чего-то. Последние 15 лет точно. Я живу нормальной жизнью, у меня есть муж, сын, я с ними провожу время, отдыхаю. Нет чего-то такого, о чем бы я жалела. А вот если бы я закончила карьеру раньше, то сейчас точно бы об этом жалела. Поэтому я всегда себе говорю: если ты чего-то хочешь сделать – делай, чтобы потом об этом не жалеть.

- Даже вкусной еды лишать себя не приходится?

- Я ем абсолютно все! Очень люблю шоколад, пирожные, кофе. Уверена, что каждому гимнасту можно кушать все – но нужно знать меру.

- И никогда конфеты под подушкой не прятали?

- Никогда! Спасибо моему первому тренеру, она меня воспитала так: хочешь – съешь булочку, но потом отработай ее в зале. Поэтому я никогда не стеснялась при посторонних взять и съесть хлеб или пирожное.

- А многие молодые спортсменки жалуются, если с ними поговорить: вот, и этого нельзя, и того нельзя, и не погулять вечером…

- Раскрою вам секрет: они не говорят вам всей правды (смеется). Если мы хотели погулять, то гуляли, и на дискотеки ходили, и в ночные клубы. Но утром приходили на тренировку и работали так, как будто нигде не гуляли и ничего такого не делали. Ну а когда шла серьезная подготовка к соревнованиям, к Олимпиаде или к чемпионату мира, то, конечно, мы никуда не ходили – просто чтобы сохранить силы. Месяц можно было потерпеть. Да и к тому же если ты сильно устал, то и идти никуда не хочется. Полежать, почитать книжку, посмотреть телевизор хочется.

- Когда сейчас вы соревнуетесь с детьми, у вас нет психологического барьера?

- Когда мне было еще лет 35, и мне многие стали говорить о возрасте, то в голову эта мысль забивалась. Но когда я выходила на соревнования и завоевывала медали, то стала думать: а почему, собственно, я должна считать себя старой? Мне баллов никто не прибавляет за то, что я вышла соревноваться в 40 лет. Что молодым мешает так же тренироваться и выступать? Так что теперь, когда мне говорят о возрасте, я отвечаю: «Я старая? Пусть молодые догонят!»    

- Вы общаетесь с юными соперницами?

- Да, общаемся. О своем, о девичьем. У меня, конечно, есть круг общения, более подходящий моему возрасту, но и с девчонками на соревнованиях болтаем. С той же Седой Тутхалян, например, ей столько же лет, сколько моему сыну. Но все равно интересно с молодыми общаться, чтобы понять их внутренний мир.  

- Расстроились от того, что в Рио не выиграли медаль?

- Скорее, разозлилась на саму себя. Но это спорт. Я допустила ошибку. Надо работать дальше.

- Первый опорный прыжок колоссальной сложности, с которого вы не смогли приземлиться, часто удавалось исполнять чисто?

- Да, я «вставала» с него, но это прыжок очень сложный, и я думаю, мне надо было начинать его готовить раньше. А я обдумывала, стоит, не стоит… И потеряла в этих раздумьях время.

- Страх был?

- Нет, страха у меня не было. Вращения вперед я вообще не боюсь. Страх у меня есть перед винтами, они мне не даются.

- Не могу не спросить о раскрывшейся информации относительно того, что лучшая гимнастка мира Симона Байлз принимала с санкции ВАДА запрещенные препараты. У вас изменилось к ней отношение?

- Знаете, я такой человек – пока сама лично не увижу что-то, не буду судить. Если допинг-пробу у нее брали и ничего не нашли – значит, она ничего не принимает, если взяли и нашли – значит, принимает. Поэтому пусть ВАДА разбирается. А наше дело тренироваться, завоевывать медали и доказывать, что мы лучшие.   

BBC

image beaconimage beaconimage beacon