Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Отрыв шаблона

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 16.06.2016 Мысин Николай, Чикирис Олег

Международный экономический форум в Санкт-Петербурге завершится 18 июня. В этот же день во Франции стартует культовая гонка «24 часа Ле-Мана». Борьбу за победу в ней поведет и российская команда G-Drive Racing. О деталях мы расспросили руководителя проекта директора по региональным продажам «Газпром нефти» Александра Крылова.

- G-Drive Racing, действующие чемпионы мира, всерьез претендуют на победу в Ле-Мане. Четыре года назад, когда о команде никто не слышал, представить себе это было невозможно. Как из спортивного маркетинга, задачи скучной и тривиальной вы создали спортивное чудо? Ну и, конечно, второй вопрос, что ждете от Ле-Мана?- Давайте начнем с самого проекта. Чаще всего спортивный маркетинг – это только продвижение бренда, красивая картинка, создание устойчивых имиджевых ассоциаций. «Я хочу быть как Роналду, поэтому будут покупать именно такую бритву», «Я хочу побеждать так же как моя сборная и куплю именно эту машину». Чаще всего при этом сама компания не имеет никакого отношения к спортивному процессу. Ничем не оправданные ассоциации, не более того. Также никакой, кроме маркетинговой, пользы данное сотрудничество не несет для самого бизнеса. То есть Роналду вряд ли сообщает инженерам бритвенной компании об испытываемых неудобствах при бритье. Более того, не факт, что он вообще ею пользуется. 

«Мы пойдем другим путем». Эта известная фраза можно сказать стала девизом нашего подхода к спортивному маркетингу в рамках проекта топливо G-Drive и скорее всего привела в итоге к спортивным победам. Первое: мы, по сути, сами создали команду и имеем прямое отношение к достигаемому результату. Второе: мы получаем от проекта огромное количество полезной нашему производству технической информации.  Мы создали уникальный для российской компании проект, такого больше ни у кого нет.

- Тогда рассказывайте по порядку.- Во-первых, мы отказались от идеи пассивного спонсорства, мы решили полностью управлять процессом. Создав команду G-Drive Racing с нуля, мы сами выбираем пилотов, оцениваем технические особенности машин, выбираем прототипы, которые создаются ведущими мировыми производителями. Роман Русинов, один из лучших российских автогонщиков, стал не только нашим пилотом, он руководит всей технической частью проекта. Я отвечаю за общую стратегию, финансовую модель, переговоры. Вместе с Романом мы выбираем гоночную стратегию.  

Во-вторых, проект G-Drive Racing дает нам возможность тестировать премиальное топливо. Мы действительно испытываем G-Drive 95 и G-Drive 98, разумеется, не на самих гонках, где используется одинаковое топливо более высокого октанового числа, а на тестовых заездах, которые все равно дают информацию о поведении топлива в экстремальных условиях. Наши инженеры получают огромный массив данных, а затем используют эти данные, чтобы улучшать продукт. Так что проект G-Drive Racing  позволяет нам совершенствовать топливо, которое мы продаем потребителю. Такого тоже никто больше не делает.

- То есть, по сути, вам некого ругать если команда показывает плохие результаты?- А она показывает хорошие, но это, правда, и наша ответственность, и наша заслуга. С начала проекта G-Drive Racing  мы не только прошли путь от бронзы, серебра и до золота в чемпионате мира по гонкам на выносливость FIA WEC, мы стали первой российской командой, поднявшейся на подиум легендарной гонки «24 часа Ле Манна» на спортпрототипах уже в 2013 году.  Я не раз слышал мнение поклонников нашей команды, что они особенно ценят тот факт, что команду мы сделали сами. Говорят, если смогли сами выиграть чемпионат мира, то значит в других процессах полный порядок.

- Вы, безусловно, повысили уровень автоспорта в России, по сути создали к нему повышенный интерес, но есть ли бизнес-результаты?- А я, прежде всего, бизнесмен. Не было бы бизнес результатов, мы бы просто нашли для нашей команды другого партнера, который закрыл бы ту часть, которую финансируем мы.

- А вы не все финансируете?- Нет, конечно, но давайте сначала о результатах.  Брендированное топливо G-Drive выбирает каждый третий автомобилист, заправляющийся на сети АЗС «Газпромнефть».  Наш первый брендированный бензин G-Drive 95 появился в 2011-м. Наши достижения в автоспорте позволили нам вывести на рынок также G-Drive 98. Из года в год продажи премиального топлива на наших АЗС растут, а доля брендированных бензинов в корзине продаж составляет 30%, хотя, как мне известно, в среднем по рынку этот показатель не превышает 15%.  Я уже не говорю про успех товаров под брендом G-Drive, Drive Café и так далее.

- Во сколько обходится содержание команды (учитывая, что выступаете в двух сериях –WEC и ELMS), и отбивают ли эти затраты себя?- Повторюсь я управляю бизнесом, поэтому для меня важен прежде всего коммерческий эффект от проекта. Наш бюджет не превышает традиционного для маркетинга процента от продаж. К тому же, как вы можете заметить, на болидах G-Drive Racing есть и логотипы других компаний, которые обеспечивают значительную часть финансирования. Можно сказать, что мы создали проект, которые привлекает сторонних инвесторов.

- Почему именно WEC? «Формула-1» слишком дорога, а другие серии не так интересны? Или это обусловлено другими факторами?- Как я уже говорил, для нас важны две вещи – возможность побеждать и возможность тестировать топливо в гоночных условиях. FIA WEC – это идеальный для нас формат, позволяющий сделать и то, и другое. Формула 1 – это только про спонсорство, ничего больше.

- Есть ли в России потенциал для создания машины и мотора, способных участвовать и бороться за победы в WEC? Вы ведь используете шасси и двигатель зарубежных партнеров.- Пока мы не видим возможности создать конкурентоспособную машину совместно с российским производителем. Уверен, что как только такая возможность появится, мы ее используем.

- Главный старт сезона – Ле-Ман. Со спортивной точки зрения это понятно. Есть ли у него особая значимость в плане коммерции?- Ле Ман – это не просто очередной этап чемпионата. Это легенда, старейшая европейская гонка, известная даже тем, кто далек от спорта. Это вершина, которую мечтает покорить каждый гонщик мира. Разумеется, когда мы ее возьмем, это не пройдет незаметно. Я надеюсь, мы станем национальными героями, а наше топливо – топливом победителей.

BBC

image beaconimage beaconimage beacon