Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Руслан Кривуша: Часть вины в поражении Харитонова я беру на себя

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 10.11.2016 Ремизов Дмитрий

После поражения Сергея Харитонова от Джейви Айялы на турнире Bellator 163 было много разговоров о тяжести травмы и целесообразности его выхода на ринг в декабре этого года. Корреспондент «Советского спорта» решил связаться с прославленным тренером бойца Русланом Кривушей, чтобы узнать, как это поражение скажется на дальнейшей подготовке и карьере бойца, а также разузнать о роли Руслана в промоутерской компании «Корпорация Чемпион», в которой он, наряду с Александром Поветкиным, Сергеем Харитоновым и Эдуардом Филбегером, стал ее соучредителем.

– Начнем с достаточно банального и чаще всего звучащего вопроса: в чем главная причина поражения Сергея Харитонова? Сейчас прошло уже достаточно времени, и вы, наверное, успели проанализировать все нюансы.– Причин, на самом деле, оказалось много, но мы их будем разбирать внутри команды. Лично я главной причиной считаю большой простой. У меня достаточно большой тренерский опыт, и я скажу так: простой – это палка о двух концах. С одной стороны после долгого перерыва у спортсмена есть голод, он соскучился по боям и у него горят глаза, но с другой – навыки теряются. Даже если полгода без боев проходит – бойцовские навыки идут на спад, а тут полтора года… Спад так же сказывается на концентрации и фокусировке внимания. Многие журналисты обзванивали меня после боя и все, как один спрашивали: «Как Харитонов мог пропустить на встречу?» Сейчас мы отсмотрели этот удар по долям секунды – в этот момент Айяла начинал первым бить, а не Сергей. В том-то и дело, что Джейви начинал бить, но он сделал движение головой вперед, на сближение, во время удара, а Сергей, наверное (он не помнит момент этого удара, поэтому мы не можем сказать точно), хотел выбросить встречный левый с боку, но рука уже пошла через верх в этот момент. Получилось, что схлестнулись удар на удар. В таких ситуациях выигрывает тот, кто первый попадет. Тут удача улыбнулась Айяле.

Последствия после падения Сергея, вернее их отсутствие (у него легкое сотрясение, но такое бывает даже после обычного боя, когда ты и в нокдауне-то не был), показали, что удар был пропущен тогда, когда человек его не видел. Даже если с боку подойти к любому человеку, какой бы он большой не был, и неожиданно ударить в челюсть (даже вполсилы), то он с 90% вероятностью упадет и вырубится. Удар Айялы пришелся в весок, а это второе место по полярности среди панчеров (после челюсти).

Еще одну возможную причину поражения я вам все же раскрою. Понятное дело, что Сергей выбрал сильнейшего соперника из предложенных трех – поступить по-другому он просто не мог, так как он не любит драться с проходными бойцами. Но проблема заключалась в том, что за последние два года мы не смогли найти ни одного боя Джейви Айялы и узнать, какой рост произошел за это время – нам оставалось только самим предполагать. Мы видели, как хорошо он борется, а нокауты с одного удара – нет, поэтому предположили, что он не является серьезным нокаутером, и готовились больше к защите от проходов в ноги, так как не хотелось потерять все силы в борьбе, а хотелось поработать в стойке. Уже в Америке, после боя, мы узнали, что парень-то на высоком уровне занимался метанием диска, а у людей, которые занимаются метанием, бешенной силы удар, а техника выполнения броска очень схожа со свингом или оверхэндом, которым Харитонов и был нокаутирован. Если б мы этот нюанс знали, то может и осторожнее отнеслись к этому моменту. Тем более, по просмотренным нами боям было видно, что боец большинство атак начинает с левого бокового.

В итоге, если во всем разобраться, то в этом поражении часть вины лежит на мне, ведь именно я некоторые моменты об этом бойце и не узнал. К сожалению, исправить тут уже ничего не получится – надо двигаться дальше.

– В интервью «Советскому спорту» Сергей говорил, что декабрьский оппонент Франсриссу да Силва похож на Айялу и с подготовкой к этому поединку проблем не будет. Будут ли теперь изменения в подготовке? Сколько времени вы ему дали на отдых?– Все зависит от его самочувствия. Вообще, по правилам, после нокаута человек полгода должен не боксировать. Месяц-два ему нельзя даже тренироваться. Сразу после боя Сергей прошел хорошее обследование, врачи сказали, что никаких травм нет. У него даже гематомы от того удара нет. Тут просто был точный невидимый удар, который решил все.

Сергей настаивает, чтобы бой в Екатеринбурге состоялся, так как уже есть договоренности. Пока мы решили ничего не делать – посмотреть на самочувствие, и через неделю принимаем решение, каким будет его тренировочный режим.

– Пока Харитонов восстанавливается, чем заняты вы?– Вот, я только прилетел, и сразу же узнал, что переговоры об участии Алима Набиева на серьезном турнире в Марселе прошли успешно. Теперь нас ждет главный бой вечера за титул WMC – по тайскому боксу это является одной из самых серьезных версий…

– Да, вторая организация после WBC, но тут скорее престиж им добавляет их боксерское направление.– Соглашусь. С WBC мы в свое время вели переговоры, но в итоге они зашли в тупик. Если вспоминать переговоры с WMC, то они сначала предложили этот бой Моравчику, но Алим побил его на турнире W5 за титул чемпиона Европы по этой версии. Возможно, организация приняла решение именно после этого боя, потому что Набиев в нем технически деклассировал соперника, и они решили дать шанс победителю. Так как Алим представляет тайский бокс, то, в принципе, это логично. Скажу, что бой будет не простой, но у Набиева есть все шансы победить. Его соперник Йохан Ледон очень известный в мире боец и в этом году россияне его могли узнать по бою с Даци Дациевым за титул WAKO Pro, где в равном бою француз все же одержал победу.

Сейчас я основное время уделяю Алиму, но по приезду Харитонова буду делить время между ними двоими. Также скоро полным ходом пойдет подготовка Тимура Айлярова – в начале декабря в Боснии и Герцеговине ему предстоит турнир «восьмерка» за титул чемпиона Европы по версии К-1. Некогда эта организация считалась самой сильной, сейчас же они откатились на 3 строчку, но победа на этом турнире все также считается почетной.

– Вы являетесь тренером по кикбоксингу и, получается, что отвечаете за ударную технику Харитонова. Кто же тогда готовил Сергея к работе в партере?– Не только в отработке борьбы, но и в целом в подготовке нам хорошо помогли клуб Global Fight GYM и команда Strela, главным тренером которой является Тарас Кияшко. На мой взгляд, в СНГ он сейчас является одним из самых сильных тренеров по ММА. На последних тренировочных сборах там собралось с десяток серьезных тяжеловесов, которые находятся на контрактах у UFC, М-1, Fight Nights. Вся бойцовская и спарринговая работа проходила именно там.

– Как к тренеру, большинство подопечных которого выступают на турнирах по К-1, назревает довольно банальный вопрос: что не так с развитием профессионального кикбоксинга в России? Почему нашей публике он не интересен?– На самом деле, такая ситуация сейчас во всем мире, но я бы не сказал, что у кикбоксинга дела идут совсем ужасно. Сейчас идет период становления кикбоксерских организаций: есть Glory, которая, к сожалению, развивается не такими темпами, каких от нее изначально ждали, есть китайский Kunlun, который берет себе всех бойцов, которые есть, даже среднего уровня (вообще, в Китае сейчас около пяти промоушенов, и все они стараются делать серьезные бои), началось возрождение организации К-1, которая запланировала около 10 турниров на следующий год.

Что касается развития профессионального кикбоксинга в России, то нам не хватает звезд – конкретных личностей, которые развивали бы себя и тем самым делали популярным этот вид спорта. Тот же ММА в последнее время перебил бокс за счет своих звезд – Джон Джонс, который сейчас дисквалифицирован, Ронда Роузи, собирающийся вернуться Жорж Сен-Пьер, но №1 является Конор МакГрегор, который развивает вид спорта до такой степени, что ему, если почитать интервью других бойцов, за это благодарны, наверное, все представители ММА вместе взятые. Чем больше популярность этого вида спорта, тем больше заработки представителей этого вида спорта. Сейчас в России нет звезд. Сильные бойцы – есть. Тот же Вахитов. Для меня он звезда мирового уровня – он владеет титулом Glory, зрелищно дерется, но его имя в России вообще почти никто не знает. Если бы у нас было все построено как за границей – появилась маленькая звездочка, и ее сразу же начинают раскручивать, – то Артем Вахитов сейчас бы у нас являлся большой звездой и уже тянул бы за собой весь российский кикбоксинг. К сожалению, в раскрутке бойцов у нас в стране большой пробел, поэтому их имена у нас мелькают только в случаях громких побед.

– Возвращение Харитонова в К-1 вы не рассматриваете? Сейчас у Bellator же есть такое направление, да и для популяризации кикбоксинга это не будет лишним.– Все зависит от предложений. Контракт Bellator нам позволяет выступать и в других организациях, так что мы открыты для переговоров. Что касается Bellator K-1, то нам было бы интересно выступить у них, но пока не совсем понятен их вектор развития. В тяжелом весе, насколько я знаю, они пока не проводили ни одного боя. Думаю, что если у них в дальнейшем будут бои в тяжелом весе, то Сергей им будет интересен, ведь совсем недавно Харитонов был №2 в рейтинге Glory.

– В заключении хотелось бы обсудить следующую новость: ваша фамилия стоит в одном ряду в списке соучредителей промоутерской компании «Корпорация Чемпион» с Сергеем Харитоновым, Александром Поветкиным и Эдуардом Филбегером. Расскажите, какие обязанности на вас там лежат?– Как таковые задачи еще не на все 100% сейчас определенны. В ближайшее время определимся с главными приоритетами, по которым будем двигаться на данный момент, а пока занимаемся подписанием сильных и талантливых ребят, чей дальнейший рост будет происходить при нашей поддержке. Хотелось бы от себя сказать спасибо Эдуарду Филбегеру, ведь без него этого проекта могло бы и не быть.

BBC

image beaconimage beaconimage beacon