Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Сантехника в студию. Колонка Евгения Дзичковского

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 09.08.2016 Дзичковский Евгений

Обозреватель Sovsport.ru Евгений Дзичковский – о давлении на российскую пловчиху Юлию Ефимову, которая стала серебряным призером Олимпиады в Рио. 

Слезы Юлии Ефимовой, свист трибун, холод от соперниц по пьедесталу, Хайо Зеппельт на пресс-конференции. Чего они к нам привязались? Сколько можно нас третировать?

Ефимова ведь уже объясняла: положенное отсидела, юридически и фармакологически чиста. Не пора ли оставить ее в покое?

Силы зла, однако, чего-то не понимают. Продолжают считать: не все чисто. А наилучший способ борьбы с непониманием — объяснить. Весомо, грубо, зримо, открыто и доходчиво. По пунктам. Вот здесь вы не правы, свистуны, а также тут и тут.

Тогда, быть может, и к Ефимовой начнут относиться с пониманием. Как к Майклу Фелпсу или Джастину Гэтлину, например. Один «дунул» - поймали, наказали. Второй укололся - получил дисквалификацию, вернулся. Не эталоны? Нет. Но одиночки? Да.

За русскими же, кажется, миру видится объединяющая и направляющая сила. Именно в этом нас и упрекают больше всего. В системе. А еще в нежелании признавать грехи. Мы в допинговом вопросе выглядим не одиночками, но хорошо организованным отрядом, способным сначала уколоться, потом скрыть, затем все отрицать.

И в докладах с расследованиями о том же сказано. Допинг, дескать, являлся в России нормой, управляемой с высокого верха. Поэтому доверие к стране подорвано.

Чем тут можно ответить? Спокойной аргументацией. Это не значит, что Слон должен опуститься до уровня лающей Моськи. Это значит — постоять за репутацию. Причем не только страны в целом. Ефимова вон плачет. Хотя бы ради нее разжуйте Западу, насколько он не прав в своих наветах. Ради отдельно взятых человеческих судеб, карьер и душ.

Что ж, давайте смотреть, как мы разжевываем. Вот, скажем, в докладе Макларена упомянут офицер ФСБ Евгений Блохин, который под видом сантехника осуществлял подмену сочинских проб. По идее это живой человек, имевший олимпийскую аккредитацию. Он вообще был или Макларен его выдумал? Тогда надо прямо заявить: «Не было никогда такого человека! Не числился!».

А если был, почему не явить Евгения в рабочей спецовке, с набором водопроводных ключей и дипломом майкопского сантехнического техникума? Пусть расскажет, что кроме сифонного момента и шаровых смесителей ничего в жизни не видел, какое там ФСБ? Зачем навыдумывали?

Вместо этого мы отвечаем: «...». Да ничего мы не отвечаем.

Или вот — почему молчит Юрий Нагорных? От исполнения обязанностей замминистра он отстранен, но вряд ли лишен дара речи. Про Нагорных и Наталью Желанову много чего сказано у Макларена. Может, стоит опровергнуть?

Если к Юрию Дмитриевичу попросту никто не обращался за комментариями, прошу считать этот текст предложением предоставить трибуну. Не оправдания ради, а истины для. Чтобы указать на лживость обвинений, а заодно поведать, кто виноват в деле Юрьевой и Старых, и как продвигается расследование наших кошмариков в легкой атлетике.

Удивительное дело: российское государство охотно присутствует в спорте финансово, но совсем не подключает следственную машину, когда прижмет. Хотя она у нас могучая.

Всего-то и нужно: растолковать. Вместо этого мы молчим, однообразно твердя про политику. А Ефимову освистывают. Ефимова плачет, имея законные основания плыть. Потому что про Россию в лице Ефимовой продолжают думать нехорошо.

При этом Великую и Егорян, заметьте, не освистали. Значит, какое-то разумение в силах зла все-таки живет. Почему бы не усилить его нашей открытостью? Ведь если молчим, значит, согласны. Или есть, что скрывать.

А Исинбаева с Шубенковым вне игры. И Ефимова плачет. И свист, и холод, и Зеппельт.

BBC

image beaconimage beaconimage beacon