Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Сестры Уильямс: допинг или лекарство?

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 25.09.2016 Туманов Дмитрий

Sovsport.ru отвечает ли вопрос, может ли применение стероидов помочь теннисистам улучшить спортивные результаты.

В последнее время допинговая тема не сходит со страниц СМИ. Только начала затихать история с мельдонием, в котором даже домохозяйки стали больше разбираться, чем в аспирине или в анальгине, как тут же возник новый скандал, но уже в отличие от мельдония, с действительно допинговыми препаратами. И, как гром среди ясного неба, оказались в этом скандале замешаны две звезды мирового тенниса - сестры Уильямс (Венус и Серена). Интрига еще заключается в том, что долгое время бытовало мнение, что в большом теннисе применение допинга не приносит каких либо преимуществ и поэтому в этом виде спорта он практически не применяется.

Чтобы внести ясность в эту историю, мы решили обратиться с вопросами к тренеру-физиологу Анатолию Галимову, кандидату педагогических наук, который в свое время работал в научной группе сборной команды СССР по легкой атлетике, а в настоящее время сотрудничает с несколькими ведущими российскими теннисистами.

- Как вам эта история? Две великие теннисистки в течение длительного времени применяли лекарственные средства, отнесенные ВАДА к сильнодействующему допингу!

- Просто в команде сестер Уильямс нашлись высококлассные специалисты, которые воспользовались лазейкой в системе ВАДА, что позволило им легально применять такие сильнодействующие препараты как преднизон и преднизолол. Эти препараты относятся к группе глюкостероидов и обладают широчайших спектром лечебного воздействия: от болезней головного мозга до суставов, связок и сухожилий. Но есть у этих препаратов еще и «побочный эффект»: они воздействуют на механизмы увеличения мышечной массы, а это в свою очередь увеличивает скоростные возможности спортсмена и его выносливость.

Для меня как тренера-физиолога прежде всего особый интерес вызывает уникальное свойство этих препаратов для лечения недостаточности коры надпочечников. Дело в том, что мозговой слой коры надпочечников отвечает за выработку такого важного гормона как кортизол, который совместно с гормоном тестостерон способствует формированию скелетных мышц и их структурную перестройку, то есть непосредственно влияет на анаболические процессы. При интенсивных, стрессовых тренировках и соревнованиях происходит активация коры надпочечников - как реакция на нагрузку. Но при длительных таких нагрузках (а без них невозможно достичь высоких результатов) происходит истощение мозгового слоя коры надпочечников. Еще в советское время наши ученые экспериментами на крысах установили, что время, в течение которого организм можно подвергать интенсивными нагрузками – около 3-х недель. И такое же у человека. Если, такие нагрузки продолжаются больше трех недель, происходит срыв адаптации. То есть результаты резко снижаются, к тому же повышается травматизм и вообще заболеваемость. Важно вовремя перейти на восстановительный цикл - от недели до 10-ти дней.

Собственно поэтому еще в советское время тренировочные сборы сборных команд сократили с 4-х до 3-х недель - потому что на сборах было бессмысленно держать спортсменов лишнюю неделю. Опять же советские ученые открыли, что во время снижения функций коры надпочечников, происходит явление, которое назвали «эффектом исчезнувших иммуноглобулинов у спортсменов», т.е. происходит резкое снижение защитных функций организма от различных инфекция и других факторов вызывающих заболевания. Если в этот период спортсмен сдаст анализы крови, даже участковый врач поставит диагноз – иммунодефицит и обязательно пропишет лекарства, которые являются допингом из списка ВАДА. Такой диагноз как иммунодефицит - уже достаточное основание для того, чтобы обратиться в ВАДА за разрешением на применение запрещенных препаратов, что видимо и делали в команде сестер Уильямс. Поэтому не случайно лекарственные средства у обеих сестер совпадают.

- Значит, у сестер все же были определенные заболевания? Это не уловка?

- Я как раз занимаюсь профилактикой травматизма теннисистов. Практика показывает, что среди игроков топ уровня травмы различной степени или предпосылки к их возникновению есть практически у каждого! Думаю, нет ни одной теннисистки из мировой сотни, кто бы не перенес операции на колене, стопе, и уж точно на плече! Я лично не знаю таких, кто имел менее двух операций за карьеру. Например, недавно на турнире молодых теннисисток в Москве из 32 участниц я насчитал 9 девушек с перебинтованными тейпами (эластичный наклеивающийся бинт) коленями и плечом, а ведь им только по 18-20 лет!

- То есть кто-то использует лазейку в законах ВАДА, но большинство…

– Теннис – уникальный вид спорта в том смысле, что игроки топ уровня вынуждены играть в турнирах почти каждую неделю - чтобы сохранять или набирать очки в рейтинге. При такой структуре, тренировки отходят на второй план и в основном совмещаются с участием в соревнованиях. А это колоссальные нагрузки для организма. Даже в межсезонье редко кто из теннисистов может себе позволить отпуск более двух недель. А любой пропуск тренировок или снижение нагрузок для восстановления или лечения приводит к проигрышу на ранних стадиях турниров, а это - снижение рейтинга, потерянные деньги. Поэтому, некоторые вынуждены играть на обезболивающих уколах.

- Но сестры замечательно решили эти проблемы…

- Совершенно верно! В то время как соперники вынуждены снижать нагрузки, терять спортивную форму и потом снова ее набирать, сестры Уильямс, получив разрешение на использование запрещенной фармакологии (в частности преднизона и преднизолона), могут, поддерживая достаточно высокий уровень в крови гормонов глюкостероидной группы, не доводить кору надпочечников до истощения. То есть одни вынуждены отдыхать или залечивать травмы, а сестры продолжают тренироваться и участвовать в турнирах. И находятся все время в высоком спортивном тонусе. Не в этом ли секрет их спортивного долголетия? У меня нет оснований категорично это утверждать, потому что я не знаю, когда сестры принимали эти препараты, какая была дозировка, какое было заболевание или травма, но определенный набор фармакологических средств наводит на определенные мысли.

- А могли эти препараты повлиять на внешний облик сестер? Уж больно мускулистые…

- Да, у специалистов возникали вопросы. Как удалось этим женщинам нарастить такую мускулатуру, стать столь мощными, скоростными, выносливыми? Я знаю для женщин только два пути: первый - с утра до вечера торчать в фитнесзале и качаться, но тогда надо забыть про теннис. Второй - применять препараты анаболического воздействия или поддерживать высокий уровень активности коры надпочечников с помощью лекарственных средств, в сочетании опять же силовыми тренировочными нагрузками. Есть правда женщины с врожденной патологией на генном уровне – мужеподобные, например бегунья из ЮАР Кастер Семеня. Но это слишком редкое явление в спорте, поэтому долго и не знали, что делать с этой спортсменкой.

- Чем, по-вашему, этот скандал закончится?

- Тем, что список тех, кто законно использовал и будет в будущем применять допинг, будет расширяться. ВАДА оказалось в очень щекотливом положении. «Ящик Пандоры» открылся и теперь следует ожидать вал заявок на применение допинга как лекарство. Действительно, почему одним можно, а другим нельзя?

- Ситуация тупиковая…

- Изначально вопрос шел только о здоровье спортсменов: не правильно подвергать их дискриминации по отношению к обычным людям, которые могут лечиться всеми доступными препаратами. Но предполагалась, что спортсмены, которые действительно нуждаются в таком лечении, должны на этот период не участвовать в соревнованиях, чтобы не иметь преимущество перед другими спортсменами. Или лечитесь или участвуйте в турнирах! Но это как-то забылось и почему-то этот вопрос никто не поднимает.

- Вам не кажется странным, что в списке «исключений из правила» есть только один российский спортсмен - боксер, серебряный призер олимпийских игр Михаил Алоян?

- Это как раз и говорит о том, насколько специалисты из США далеко обошли нас в вопросе грамотного использования фармакологических средств. Почему так мало наших спортсменов, которые не меньше других нуждаются в лечении лекарственными препаратами отнесенных к допингу? От этого зависит не только их здоровье, но и время их восстановления и возвращение в спорт. Удивительно, но в списке тех, кому разрешено применять запрещенные препараты, нет нашего лучшего на сегодняшний день молодого теннисиста Андрея Кузнецова, у которого врожденное заболевание тазобедренного сустава. Вот ему то, как раз действительно крайне необходимо лечение запрещенными препаратами. Глупо попала под дисквалификацию Мария Шарапова по вине своего врача с безобидным мельдонием. Интересно, а кто-нибудь обратил внимание на то, что на прошедших олимпийских играх только американские белокожие бегуны смогли составить конкуренцию африканским атлетам в забегах на длинные дистанции – то есть на выносливость? А ведь совсем недавно казалось, что африканцы непобедимы. Дело еще в том, что американские спортсмены успешно используют пищевые добавки с уникальными свойствами для восстановления именно в случаях снижения работоспособности.

BBC

image beaconimage beaconimage beacon