Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Синдром немецкой овчарки. Колонка Юрия Цыбанева

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 04.11.2016 Цыбанев Юрий

Вот уже третий сезон «Краснодар» попадает на площадке Лиги Европы в одну и ту же историю. Будто подвергается нападению немецкой овчарки.

«Вольфсбург», «Спарта», «Шальке». Все они противопоставили манипуляциям кубанцев футбол самого сермяжного германского образца. Темпово-силовой. Без каких-либо исполнительских подробностей. К слову, с «Боруссией»-то, оснащенной по более широкому диапазону, «Краснодар» худо-бедно, но сладил. Он улавливал идущие от нее флюиды и как-то на них реагировал. Но вот соприкасаясь с соперниками предельно откровенными в своих незатейливых намерениях, огреб в совокупности два десятка пропущенных мячей за шесть матчей. Овчарка затерзала до полусмерти.

Команда просто не знает, как ей быть при встрече с прямолинейной агрессией. С тем, что претит ей самой. Так беззащитен мирный прохожий, прогуливавший в школе занятия по ОБЖ.

Впрочем, в ответном матче с «Шальке» у «Краснодара» был заметен некоторый прогресс. Чувствуется, Игорь Шалимов призвал команду к большей расторопности, энергозатрате, темповой составляющей. Потребовал свести к минимуму «мякину» (каждый любитель футбола, следящий за «Краснодаром», поймет о чем речь). И рядом с «Шальке» «Краснодар» уже выглядел, можно сказать, конкурентоспособным. Что ж, «Краснодар» сопернику в достаточной мере соответствовал –однако же у него не нашлось собственных аргументов в этом споре. Почему?

Первое. Атака команды в последнее время была всецело заточена на решающее действие форварда. Смолова. Или, в отсутствие Федора, Ари. Все другие участники наступательной конструкции слишком глубоко свыклись с тем, что их миссия – подносить снаряды снайперам. Заметьте, средне-дальние удары – говорю об ударах прицельных, натренированных – исключены из применения. Между тем, сейчас «Краснодар» вынужден обходиться вовсе без профильного страйкера на передовой. И Лаборде, и Окриашвили – никак не игроки центральной зоны атаки. Они нападающие фланговые, даже их техника приспособлена к проникновению в штрафную сбоку.

Второе. Состав «Краснодара» меняется, как картинки в калейдоскопе. Его игроки просто не успевают привыкнуть к тем, кто рядом. А ведь козыри команды из года в год крепились на тонком взаимопонимании, когда находили друг друга с закрытыми глазами. Благодаря этому команда имела секреты, которые сложно было разгадать. Сейчас же атака «Краснодара» понятнее соперникам, чем самим его игрокам.

Третье. Посмотрите видеозаписи матчей «Краснодара» двухлетней давности. Тогда не составляло проблемы забить, не откладывая в долгий ящик, какому бы то ни было сопернику. Дебютируя в Лиге Европы, «Краснодар» исправно брал чужие ворота в первом тайме. И в чемпионате не скупился на неотразимые атаки. Другой вопрос, что тогдашний «Краснодар» был командой одного тайма. Быстро выбивался из сил, приоритетно израсходованных на атакующее творчество. Похоже, вектор тренинга теперь изменен. Во всяком случае, Шалимов оптимистично говорит: мол, сил у нас много. Но вот качественная сторона атаки стала хромать.

Словом, «Краснодару» надо бы прояснить для себя самого приоритеты. А то рискует застрять, что называется, в полупозиции, потеряв себя прежнего и не обретя новой силы.

BBC

image beaconimage beaconimage beacon