Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Футбол в зиндане. Колонка Евгения Дзичковского

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 05.10.2016 Дзичковский Евгений

Обозреватель «Советского спорта» – о проблеме долгов, захлестнувшей российские клубы всерьез и надолго.

ЖИЛИ БЕДНО – ХВАТИТ

Зиндан – земляная тюрьма, яма, подвал для содержания должников и заложников на Кавказе. Отличие от российского футбола и одновременно его парадокс в том, что долгов в нем полно, – в яме никто не сидит.

Интересна механика процесса. Представьте собственный семейный бюджет. Доход, допустим, – пятьдесят тысяч рублей в месяц. Вы, однако, регулярно тратите сто. Занимаете, накапливаете, сажаете близких на хлебную тюрю, изворачиваетесь и юлите. Что произойдет дальше? От вас уйдут свои, за вами придут чужие.

Но на деле происходит иначе. Накопленные долги однажды исчезают сами собой. Находится некто, покрывающий все ваше безобразие безвозмездно и беспроцентно. Вы приосаниваетесь, расправляете плечи и с этого дня начинаете тратить сто тысяч на постоянной основе. Жили бедно — хватит. Прокатило — значит, все правильно.

Возможно такое в вашем личном быту? Если только вы барышня товарных параметров. Да и про тех не скажешь, что их долги закрываются бесплатно; чем-то все же приходится платить. А вот в российском футболе такое не только возможно, но и широко распространено.

МАКСИМУМ – И ЕЩЕ ЧУТЬ-ЧУТЬ

В последние годы в медиасреду просачивается чуть ли не ежемесячно: футболисты клуба А подали жалобы в палату по разрешению споров; в клубе Б в щи не докладывают мяса; команда С пересела с самолетов на автобусы; в коллективе D долги по зарплате за 2013 год уже погасили, а вот с премиальными за восемь сезонов вопрос пока не решен. Но руководство напряженно работает в данном направлении.

Во-первых, что значит «работает»? Зарабатывает? Пф-ф-ф, прости господи. Скорее, ищет плохо лежащее – в манере тех барышень, чьи долги имеют свойство гаситься как бы сами собой.

Во-вторых, и вспотевшее руководство и голодающие футболисты — люди неплохо упакованные. Это клуб нищий — они богатые. При машинах, квартирах, домах и даже испанских виллах у некоторых особо вспотевших. Меньше платить этим категориям граждан не пробовали?

Ах, оставьте, это не наш путь. Платить надо как можно больше. Максимально много. Критически много. И сверху еще чуть-чуть. Потому что придет день, когда набухшие долги все-таки будут погашены родиной или мобилизованными ей буржуинами.

И всем станет хорошо. Даже тем, за чей счет состоялось погашение. Ведь команда продолжит дарить простому люду футбольный праздник! А что еще в жизни надо? Был бы мир, картоха да футбол…

ЛИШНИЕ МИЛЛИОНЫ

Примерно так случилось недавно во Владивостоке. «Луч» оголодал и был близок к выселению с базы. Но когда пополз шум, нашлись вдруг 30 миллионов рублей. Ничьи, то есть государственные. А поскольку все остальные проблемы в Приморском крае давно решены, миллионы широким шагом отправились в кошельки обладателей миллионных же зарплат.

Смущает вот что: откуда взялась долговая дыра? Кто где ошибся или обманул? Почему проблему устраняет областной бюджет, а не виновник, раз уж он настолько никчемный счетовод, обещальщик и тратчик?

К тому же никак не идет в голову само течение болезни. Есть, допустим, процедура лицензирования. Клубы несут туда всякие бумажки. В них кто-то пристально вглядывается. Постановляет: «Годен!». Начинается сезон. И выясняется: негоден. Кто наврал? Кому отвечать?

«МАМОЙ КЛЯНУСЬ!»

За разъяснениями я обратился к начальнику отдела лицензирования РФС Евгению Летину. Который рассказал мне примерно следующее. В подтверждение финансовой состоятельности принимаются всякие документы: спонсорские договоры, гарантии губернатора, постановления заксобраний. Главное, чтобы с печатью и без слов «Мамой клянусь!». Бумаги эти изучают штатные финансовые эксперты РФС. И видят: документы подлинные. «Стойка» делается разве что на аномальные суммы заявленных бюджетов (слишком малые по российским меркам вызывают скепсис) и долги.

Долгов быть не должно. С одной поправкой: не должно быть долгов с погашением в текущем сезоне. Пр один из российских клубов из неофициальных источников известно, скажем: его долги измеряются космической, нереальной суммой, превышающей 10 миллиардов рублей. Но выплаты отложены, долг реструктурирован. Как будет дальше — посмотрим, мол, а пока играйте.

Как будет дальше, однако, известно: клуб либо загнется, как «Сатурн», простив всех, кому он должен, либо незаконно поменяет юридическое лицо, обанкротив предыдущее. И продолжит радостно выступать, опять-таки не заплатив по счетам. Третьего варианта – честных выплат — при такой сумме долга не существует. Виновных тоже не найдут. Бинго!

При этом отдел лицензирования скрупулезно хранит образчики невыполненных обещаний. Вот клуб из Новокузнецка, скажем, имел губернаторские гарантии. Обещанного не получил. Загнулся. Менял юрлица, жил трудной и не всегда праведной жизнью. С гаранта – как с гуся вода.

ГОЛЫЙ НА МОРОЗЕ

Бывает, конечно, и такое, когда кукушонок жрет больше, чем вваливают ему в клюв. Исход аналогичный – летальный, но заниматься этим должна снова не лицензионная комиссия, а прокуратура. И иногда занимается. Жертв и разрушений нет. А если есть, то случайно мимо проходили, – во Владикавказе не дадут соврать.

Существуют, впрочем, и довольно смешные сюжеты. «Ростов» год назад пытался протий лицензирование, не заплатив и не договорившись с должниками. Схема проста: не привел в порядок дела до 31 мая — не допущен к следующему сезону. «Ростов» не привел — и был «условно допущен». Потрясающе гнутая формулировка потрясающе гибкой футбольной законности. Просто лента Мёбиуса, а не законность.

Каковы рычаги воздействия на должников? Помимо общественного порицания и запрета на регистрацию игроков — штраф, накладываемый на клуб, а не на персоналий. Но последняя мера применяется крайне редко: штрафовать должника — все равно что сдирать с голого рубашку на морозе. Околеет — и нет его. К тому же сам голый в поддержку таких доводов усиленно кивает. «Умру», – говорит и зуб дает. Но потом всякий раз оживает, дабы накопить новые долги. Вероятно, есть в этом что-то наркоманское. И даже можно представить что.

БЕЛОУС: ВСЕ ОТ БЕСКОНТРОЛЬНОСТИ

Прокомментировать всю эту нескладуху я попросил Юрия Белоуса, который в разные годы возглавлял ФК «Москва», директорствовал в «Ростове» и служил одним из руководителей «Локомотива».

- На лицензировании клуб предоставляет вагон доказательств своей состоятельности. Почему потом ему нечем кормить игроков? Не выполняются обещания? Идет перерасход? Как вообще образуются футбольные долги?- Первое, что надо иметь в виду, — лицензирующие органы обязаны жестко проверять размер и состав долгов. Особенно это касается клубов с бюджетным финансированием, которых подавляющее большинство. Часто при смене руководства регионов новые руководители отказываются отвечать по футбольным долгам предыдущих и неспроста каждый сезон два-три клуба в России прекращают существование. В «Ростове», например, 93 процента акций принадлежат областной администрации. Перед лицензированием, знаю, там брались подписки с игроков: «Претензий не имеем».

- С обещанием погасить долги?- Конечно. Первый вопрос, который я задал, придя в «Ростов»: есть ли долги. Мне сказали: да, но за два месяца все погасим. Естественно, никто ничего не погасил. Вскоре выяснилось, что это системная вещь, «Ростов» тут вообще стоит особняком.

- Почему при выдаче лицензий нельзя проверять твердость гарантий?- Для этого нужен серьезный аудит. У лицензионной комиссии нет таких возможностей. Там интересуются, есть ли долги. Часто комиссия идет навстречу, допуская команду под обещания или условно. В итоге долги перетекают в новые, все повторяется.

«САВВИДИ – ХОРОШИЙ»

- Где выход?- В профессионализме. В частных клубах порядка больше. А в региональных бюджетных командах вместо конкретного источника наполнения бюджета порой указано: условный миллиард годового бюджета обеспечивают а) сельское хозяйство — 100 млн.; б) предприятия металлургии — 200 млн и так далее.

- Где указано?- В памятке, спускаемой клубным куратором из областной администрации. К реальному бюджету документ никакого отношения не имеет. Потом некий сборщик податей ходит по предприятиям и частному бизнесу, пытается выбить. Давать, ясно, никто не хочет, возникает головная боль. Поэтому хоть и ругают ростовские трибуны Ивана Саввиди, но его деньги — большое подспорье для «Ростова». Бывшее подспорье. 10 миллионов Саввиди — приличная сумма, к тому же прозрачная.

- Бывают непрозрачные?- Я о том, что при лицензировании неплохо было бы предоставлять не пустые обещания, а действующие договоры с подписями, гарантиями, суммами, ответственностью сторон. Нет договоров? До свидания. Желательно также изучать динамику предыдущих лет и доходы от билетов, атрибутики, спонсоров, которые чаще всего пугающе незначительны в сравнении с деньгами акционеров. Есть и еще один важный момент. В клубном бюджете должны быть расписаны не только доходы, но и расходы, которые не имеют права превышать поступления. Выделено 5 миллионов на трансферы — нельзя потратить ни копейки больше. С зарплатами — то же самое.

- Зачем же тратят, когда все уже потрачено?- Потому что картина в клубах подчас совсем другая. Есть полтора-два десятка футболистов, например, расписанных на одну агентскую группу. Подписывает игрок контракт в таком клубе — плати агентам 500 тысяч евро. Прошел сезон — снова плати. И так каждый год. Чистый грабеж. Ты хоть хромого купи за миллион, но за бюджет не выйди! В «Москве» расходы были расписаны на 100 страницах вплоть до мелочей. Учитывалось все. В бюджетных клубах, как правило, деньги тратятся на глазок. Так с чего бы не появиться долгам?

«КТО ПРОВЕРЯЛ «ЛОКОМОТИВ»?»

- Как изменить ситуацию?- Непрофессионализм и безответственность – главные источники долговых проблем. Вряд ли, скажем, кто-то производил оценку селекционной политики в том же «Локомотиве». Почему за игрока стоимостью в 500 тысяч платилось пять миллионов? Объявляли его входящим в десятку лучших плеймейкеров Европы — и вперед. Тренеров увольняли каждый год с многомиллионными компенсациями — это как? Бесконтрольность — питательная среда для таких зигзагов. В ЦСКА у Гинера мышь не проскочит, каждый рубль на счету. У Федуна, думаю, схожая картина. Потому что деньги частные, кровные. В бюджетных клубах часто происходит обратное.

- Неужели совету директоров «Локомотива» его предыдущее руководство не предоставляло годовой финансовый отчет?- По бумагам, не сомневаюсь, все было в ажуре. Но реальные денежные реки и вообще эффективность селекции обязана отслеживаться жестко. В годовом отчете ФК «Москва» присутствовал параметр «стоимость турнирного очка». Указано было, сколько потрачено, какое место занято за эти деньги, насколько сошлись доходы с расходами, как повлияли на ситуацию трансферы, сколько ушло агентам.

© Советский Спорт

- Без выплат агентам вообще никак?- Мой опыт позволял приглашать и абсолютно бесплатных футболистов. Дьяков, например, не стоил «Ростову» ни копейки. За Полоза не заплатили ничего ни «Локомотиву», ни агентам. Теперь он игрок национальной сборной.

- Что думаете о ситуации в «Ростове», где вы когда-то работали?- Пока там не наведут порядка в бухгалтерии, рассчитывать на постоянный и долговременный успех даже при тренерском таланте Бердыева нереально. Тем более если он уйдет и уведет с собой футболистов. Во что превратится «Ростов»? В какой лиге окажется после этого? Подумать об этом лучше сильно заранее.

РЕЗЮМЕ

Подытожим. Долги в футболе ниоткуда не возникают и не исчезают никуда сами по себе. Деньги в российском на их погашение отнимаются у нас с вами, финансовую деятельность клубов никак не контролирующих. Это изнасилование моральных норм и граничит с нарушением закона. Но понесших наказание нет.

Назовите в таком случае хоть одну причину, почему долгообразование должно прекратиться? Оно ведь еще и кормит, есть уверенность, кучу народа: преуспевающих, сытых, холеных людей, не способных воспитать за долгие годы ни одного центрального защитника для сборной страны.

И даже когда клубы вовсе помирают, эти люди чувствуют себя прекрасно. И те, кто стоит над ними. И те, кто должен все это юридически контролировать. И те, чья обязанность, – контролировать контролеров.

Футбол — всего лишь игра. И кто-то научился всегда в ней выигрывать.

BBC

image beaconimage beaconimage beacon