Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Шарапова: Мимо Australian Open, но можно готовиться к Rolland Garros

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 04.10.2016 Мысин Николай

Спортивный арбитражный суд (CAS) сократил дисквалификацию Марии Шараповой до 1 года и 3 месяцев. Экс-первая ракетка сможет участвовать в турнирах уже с 25 апреля и получит право выступить на «Ролан Гарросе».

Два года вместо четырех максимальных за употребление мельдония – даже этот вердикт, которые подавался Международной федерацией тенниса как «лояльный, учитывающий все смягчающие обстоятельства», изначально казался неоправданно жестким. Вердикт ITF был вынесен в начале июня, и сразу стало ясно, что Шарапова продолжит бороться за сокращение наказания. Около месяца мы даже тешили себя надеждой, что Мария сумеет оправдаться до начала Олимпиады и поедет в Рио, но затем стало понятно, что торопить события она не будет. «Нам лучше основательно подготовиться к заседанию CAS, чтобы увеличить шансы на положительный исход этого дела», - поясняли адвокаты россиянки. То есть, было проще отказаться от Олимпийских игр, в расчете на то, что дисквалификацию сократят до года, чем поспешить, плохо выступить в суде – и в итоге остаться вообще ни с чем.

А в сентябре хакеры Fancy Bears опубликовали документы WADA о разрешениях, которые были выписаны ряду спортсменов на употребление запрещенных препаратов по медицинским показаниям. В их число попали и сестры Уильямс. Причем речь шла уже не о безобидном милдронате, чье влияние на улучшение спортивных показателей ничтожно – и это признают даже противники Марии. А о кортикостероидах, анаболиках и прочих «мощных» типах лекарств. Само наличие правильно оформленных терапевтических исключений (ТИ) у тех же Венус и Серены криминальным не является – такая практика используется, в том числе и мировыми звездами. Если врачи назначают препарат исключительно в медицинских целях, для лечения хронических или острых заболеваний (а спортсмены ведь тоже болеют – чай люди, не роботы!), то ВАДА вправе на определенный срок разрешить применение таких веществ даже в соревновательный период. Так что называть сестер Уильямс «допингистками» - по меньшей мере несправедливо. И все же стало очевидно, что ситуация, когда одни топовые теннисистки на узаконенных основаниях, с ведения ВАДА, употребляют стероиды и продолжают выступать, а другую топ-теннисистку за безобидный мельдоний дисквалифицирают сразу на 2 года, выглядит странно. Даже с учетом того, что Шарапова не оформила верно все документы, то же ТИ, хотя могла это сделать. Слишком серьезное наказание, согласитесь!

Все эти нюансы, конечно, так или иначе учитывали в CAS.

Как и то, что одновременно с решением о дисквалификации Марии ITF вынесла еще одно – оправдала Варвару Лепченко, чьи допинг-пробы на тот же милдронат дали положительный результат четыре раза в течение этого года! Уроженка Узбекистана, почти всю карьеру выступающая за США, списала все это на длительный срок выведения мельдония из организма. Мол, она прекратила его принимать еще 20 декабря 2015 года. Цифры в пробах Варвары зашкаливали лишь один раз – 7 января в Брисбене она сдала пробу, в которой концентрация мельдония составила 12 630 нанограмм/мл крови.  Остальные три раза этот показатель укладывался в допустимую норму в 1000 ннгр/мл, установленной ВАДА «по ходу пьесы», когда мельдониевый скандал разгорелся особенно жарко. Лепченко в итоге поверили и наказывать не стали. Шарапова же по ходу слушаний на трибунале ITF честно призналась, что продолжала употреблять препарат и после 1 января 2016 года, так как «не придавала этому значения», и была не в курсе, что он попал в запретный список. Любопытно, что в окружении Марии об этом не знал никто, кроме отца и агента. Знал еще врач сборной России Сергей Ясницкий, который прямо спросил Шарапову обо всех употребляемых ею медикаментах. Но он, понятное дело, работает со спортсменкой всего несколько дней в году (да и то не каждый сезон). А вот личные врачи – странное дело! – такого вопроса ей не задавали, сама же она не говорила им о мельдонии, поскольку считала эту информацию «не особенно важной». Удивляет, конечно, но именно так рассказала Мария на суде. Кстати, изначально мельдоний ей прописал доктор Анатолий Скальный еще в 2005 году на основании «минерального дисбаланса, требующего стимуляции иммунной системы» - такой диагноз поставили теннисистке в одном из московских медицинских центров. Ей тогда назначили специальную диету и комплекс аж из 18 препаратов и добавок (все, понятное дело, были разрешенными)! Причем Шарапова продолжила их употребление и после прекращения сотрудничества со Скальным, но своих следующих диетологов в такие детали собственной диеты посвящать не стала…

Все это, конечно, выглядит глупо и непрофессионально. Но стоит ли это того, чтобы популярного и успешного спортсмена отстранять от турниров на столь длительный срок?

- Что говорит против Шараповой кроме факта нарушения правил? – задался вопросом редактор Sports Illustrated Джон Вертхайм в своей колонке, опубликованной неделю назад. – Если это действительно простая ошибка, то почему она не указывала мельдоний в своих допинг-формах, куда включаются вообще все препараты, употребляемые спортсменам (в том числе, разрешенные). Представленная ею медицинская необходимость мельдония не только вызвала сомнения у специалистов, но и была отвергнута трибуналом ITF. И потом, если Мария понимала, что огласки будет не избежать, была ли ее пресс-конференция проявлением «храбрости» или же просто попыткой влиятельной фигуры создать о себе определенное представление?

Кстати, верный момент. Считается, что именно эта пресс-конференция настроила против Шараповой и ITF, и ВАДА. Там не оценили «благородный жест Марии», самой признавшейся в нарушении правил до объявления официальных результатов допинг-проб. «Это было не совсем по правилам, негласно принятым в теннисном мире», - шептали в кулуарах знающие люди. По сути, Мария сама усугубила свою ситуацию тем публичным выступлением в Лос-Анджелесе в начале марта. Возможно, если бы она постаралась решить вопрос «по-тихому», то и наказание было бы другим. Скандалы, в конце концов, никому не нужны. Хотя, возможно, и нет. История сослагательного наклонения не терпит.

В любом случае, всем стало очевидно – никому не выгодно держать Шарапову еще один год вне соревнований. На этом теряют деньги и организаторы турниров, и сама WTA. Показать принцип, что «наказание неизбежно даже в случае с топ-звездами», и ITF и ВАДА на примере Шараповой сумели. Репутационных рисков они никаких не понесут. Бороться за сохранение длительной дисквалификации для россиянки просто нет смысла – опять же, на фоне всех преданных огласке медицинских документов тех же Уильямс.

«CAS» сократит наказание Марии», - написал утром во вторник журналист BBC Ричард Конвей, руководствуюясь своими инсайдами. И, в принципе, это никого не удивило. Вопрос возникал только конкретный срок. До года или нет? В любом случае, Australian Open Шарапова бы пропустила. Зато была возможность успеть вернуться с началом грунтового сезона

В 16.00 по московскому времени Спортивный арбитражный суд официально подтвердил такое решение – дисквалификация сокращена на 9 месяцев. С 25 апреля Мария может выступать на турнирах. Первыми из таковых станут Прага и Рабат (стартуют 1 мая). Правда, заявится ли Шарапова именно туда – вопрос отдельный. Зато к «Ролан Гаррос» она уже может готовиться!

BBC

image beaconimage beaconimage beacon