Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Юлия Ефимова: Золото могло стать идеальным концом кошмарного сна

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 09.08.2016 Лысенков Павел

Обозреватель «Советского спорта» взял интервью у Юлии Ефимовой сразу после финала на 100 м брассом, в котором россиянка завоевала серебро.

Юля очень долго не выходила в тот сектор микст-зоны, где находилась пресса. Ждали ее где-то минут сорок. Казалось, что Ефимова уже остынет после финала и будет спокойной. Но она подошла к журналистам и разрыдалась, закрывая лицо белым полотенцем.

Зная, через что в последние месяцы прошла эта девочка, смотреть на это было жутко. Я бы сказал, это одна из самых сильных и пронзительных сцен в спорте, которые я вообще видел. И не привычно розовая, а черная шапочка была символом того, что в жизни Юлии Ефимовой были очень мрачные дни. Но она взяла серебряную медаль в финале, где ее (и спортсменки, и награды) вообще могло не быть при многих раскладах.

- Медаль получилась тяжелой. Но это все-таки серебро. Поздравляем!

- Спасибо большое. Да, это действительно почти невозможно. Я и расстроена, и нельзя сказать, что не рада медали. Хорошо, что вообще тут плыла. Оглядываясь назад, все кажется невероятным. Вообще не понимаю, как я доплыла до финала, тем более взяла серебряную медаль.

Конечно, хотелось золото, и это было бы идеальное завершение как в сказке. Конец этого кошмарного сна. Но серебро – все, что я сейчас могла сделать. Это лучшее на данный момент.

- Не плачьте, у вас впереди борьба на 200 м. Соберетесь?

- Конечно…

- Эта медаль – самая ценная в вашей карьере?

- Определенно. 

Юлия Ефимова разрыдалась в микст-зоне перед журналистами. Очень тяжёлая сцена. pic.twitter.com/hCsFK1Q6Kk

— Павел Лысенков (@plysenkovRUS) 9 августа 2016 г.

- Вы можете проанализировать, как сложилась дистанция?

- Я не знаю. Просто пыталась делать своё. Конечно, я сейчас не в лучшей форме, в которой я могла бы быть. Но делаю все, что могу сейчас. И это уже хорошо. Хоть так…

- Вам удалось нормально поспать перед финалом?

- Вообще не помню, когда я последний раз нормально спала – хотя бы больше четырех часов в день, вместе с дневным сном. Особенно последние три недели были ужасными.

- Чувствовали, как вас поддерживала страна? Многие отзывались очень тепло.

- Да. Поэтому и хотелось очень выиграть золото. Поэтому и расстроилась так, что не получилось. Я знала, что очень многие за меня болеют.

- На кого вы ориентировались по ходу финала – на Руту или на Кинг?

- Я абсолютно не ориентировалась. Просто плыла своё. Была поставленная тактика, все рассчитано. Ставка делалась на финиш. Но немного мне не хватило.

Не могу сказать, что слишком быстро начала и сбилась. Но очень хотела хорошо проплыть. Надо будет разобрать финал, чтобы сделать выводы.

- Что вам говорил папа-тренер? Как настраивал перед дистанцией?

- Мы просто проговорили тактику. На разминке все было хорошо.

- Вы вышли на старт в шапочке не фартового цвета – черный вместо розового.

- Меня подставила моя фирма – сделала немного не там знак, поэтому в розовой шапочке я плыть не могу. Пришлось брать то, что дали перед стартом в предварительных заплывах. Но это всё фигня по сравнению с тем, что было.

- На какой результат настраиваете себя на 200 м?

- Все равно, какие будут цифры. Главное – золото.

- Как вы реагировали на критику американки Лилли Кинг?

- Никак.

BBC

image beaconimage beaconimage beacon