Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Юлия Ефимова: Надеюсь, Фелпс однажды поймет, что не все русские – плохие (видео)

Логотип DO_NOT_USE_dw.com DO_NOT_USE_dw.com 16.08.2016 Лысенков Павел

Обозреватель «Советского спорта» взял эксклюзивное интервью у Юлии Ефимовой, которая завоевала в Рио две серебряные медали.

Юлия Ефимова заглянула на пляж Копакабана, чтобы поболеть за Анастасию Крапивину. Ее подруга по сборной России вышла на финал марафонского плавания. Отмахать 10 км в океанских волнах – не шутка.

«Мы с Настей живем в одном отеле, - рассказала Юля. – Я приехала к самому концу финала. Представляете, охранники никак не хотели пускать».

Эта сцена – как эпиграф ко всей Олимпиаде, где Ефимовой по многим раскладам вообще не должно было быть.

Но Юля пробилась в Рио – и выиграла две медали.

«КЛИШИНОЙ РЕШИЛИ 

ПОТРЕПАТЬ НЕРВЫ»

- История с Дарьей Клишиной вас удивила?

- Я вообще не представляю, как это может быть. Ситуация доведена до абсурда! То запрещают выступать человеку, то разрешают. Даша прилетает в Рио, и ее опять хотели запретить! Пришлось идти в CAS, но зачем? Нервы потрепать? Понятно ведь, что все равно допустят. Закон выше того, что тут творится.

- Вы тяжело перенесли свои слушания в Спортивном арбитражном суде?

- Я сама в суде не была. Меня поберегли. Но поразило, что разбирательства длились пять дней, хотя утверждалось, что решение примут за 24 часа.

Я забыла, что такое спать. Постоянно переживала, сидела на телефоне. Заседаний было очень много, их постоянно переносили. Так что нервов я сожгла прилично.

- Как вы думаете, когда-нибудь закончится этот кошмар с российским спортом?

- Надеюсь, после Рио. И верю, что сама Россия не даст себя в обиду. Надо защищаться намного раньше, чем раскрутится скандал. Сколько уже можно? Неужели и в Токио мы поедем с такими же проблемами?

«НАШЛИ БАССЕЙН 

С ОБЕЗЬЯНАМИ»

- С февраля вы тренировались без наставника Дэвида Сало и плавали на дорожке с бабушками. Ваш папа был вынужден покупать второй абонемент, чтобы дочке не мешали готовиться к Олимпиаде.

- Да, было такое. Сам Сало не отказался. Он сказал, что хотел бы дальше со мной работать. Но его боссы подталкивают к такому решению. Поэтому он не может сопротивляться.

Пришлось готовиться самой в обычном бассейне. Снимать дорожку очень дорого. И когда все понеслось в Америке, меня не хотели пускать ни в какой плавательный клуб, где тренируются университеты и профи.

Даже сбор в Майами получился сложным. Пошла некорректная волна от прессы в мой адрес. Это специально раскручивалось, а простые люди верили.

- Дошло до того, что к Олимпиаде вы готовились на базе футбольного клуба?

- Да, искали в Рио, где поплавать, когда проходили мои слушания в CAS, и я еще не была официально аккредитована. То бассейн нашли на 25 м с какими-то обезьянами, то на базе футбольного клуба тренировалась. Где что попадется.

Пришлось сменить две гостиницы, потому что везде была бронь. Думали, что поживем один день, и CAS примет решение. Но это все откладывалось, мы ездили с места на место. Это была не подготовка к Олимпиаде, а просто цирк.

- Это повлияло на результат? Может, каких-то сотых секунд не досчитались?

- Конечно, да! Я не проплыла тут даже по своему лучшему времени. Хотя стабильно его улучшаю из года в год. Смотрю на время, с которым тут выиграли 100 и 200 м брассом. Оно не слишком быстрое. Я знаю, что если бы спокойно подготовилась, то проплыла бы лучше.

Когда последний раз выступала в Орландо на контрольном старте, то показала почти то же самое, что и в Рио. При этом не делала никакую разгрузку, специфически к тому соревнованию не готовилась. Так что за время, показанное в финалах Рио, мне обидно. 

Юлия Ефимова: Я для всех тут была как красная тряпочка для быка! (эксклюзив)https://t.co/SZbf18tMSo pic.twitter.com/p4UDWoCDEN

— Павел Лысенков (@plysenkovRUS) 15 августа 2016 г.

«ВДРУГ ОПЯТЬ 

СЛУЧИТСЯ ПОДСТАВА?»

- Я не очень понял. На пресс-конференции вы сказали, что для вас важно мнение только двух американцев – Сало и его партнера Урбанчика. Но ваша другая фраза о Сало: «Лучше буду тренироваться с папой, он не откажется от меня в самый важный момент». Как вы относитесь к Дэвиду Сало? Он же вас предал…

- …Но был вынужден это сделать. Знаете, мне уже страшно ехать куда-то на тренировки за границу. С одной стороны это нужно. Мне очень помогло в той ситуации, что все пробы на допинг я сдавала в Америке – в ВАДА, ЮСАДА… Если бы этих заграничных проб не хватило, меня бы на Олимпиаду не пустили. Только из-за того, что я тренировалась и проходила тесты в России.

Но как теперь работать за рубежом? Вдруг опять случится какая-то подстава? Вот приеду в Америку, начну тренироваться, а сверху опять кто-то скажет: «Нет».

- Главный тренер сборной России Сергей Колмогоров сказал, что Ефимова с отцом уже решили вернуться домой. Это так?

- Не знаю. Я такого пока не говорила. Решение не принято, и первые полгода точно всё останется на своих местах. Возвращаюсь в Лос-Анджелес. Там у меня до сих пор есть арендованная проплаченная квартира.

- Вы не разочаровались в Америке, где вас откровенно травили? Штаты – замечательная страна. Но вы вдруг стали там чужой.

- Примерно такое чувство есть. Но думаю, все наладится. Уже половина людей иначе на меня реагирует. Правда выходит на свет.

Мне в Штатах очень нравится. Там прекрасный климат, тренеры. Все знают, что американская школа плавания – лучшая в мире. И это в очередной раз было доказано в Рио. Именно поэтому, когда у меня возник выбор – бросать плавание или что-то менять, я начала рассматривать варианты: Европа, Австралия, Америка. И конечно, выбрала США, где великолепная школа. Там мне многое дали, вы это сами видите. Но хотелось бы немного другого отношения…

«КИНГ ЕЩЕ НЕ ЗНАЕТ, 

ЧТО ТАКОЕ ЖИЗНЬ»

- Мне показалось, американская брассистка Лилли Кинг специально бросала резкие слова в ваш адрес, чтобы оказать психологическое давление.

- Мне тоже так кажется. И я не уверена, что это мнение Кинг. После заплыва она еще похлопала меня по спине. А уже на пьедестале, когда ей дали «напутствие», то разговор пошел иначе.

Лилли Кинг – молодая девочка. Еще не знает, что такое жизнь. Она из Америки, там всегда всё хорошо. Но со временем она может изменить свое мнение.

- На пресс-конференции после сотни даже мне было жутко, когда вас атаковали жесткими вопросами. Вы не сидели как на электрическом стуле?

- Было уже полегче. Все-таки первый финал в Рио прошел, я стала второй. И вообще сцена выглядела наигранной. Это ведь пресса разжигала скандал. Без медиа все было бы иначе. А когда специально идет атака на одного человека, то и выглядит это неприятно.

- Я иду на интервью с Майклом Фелпсом. Готов задать ему один вопрос от Юлии Ефимовой. Что бы вы спросили?

- Ха, даже не знаю! Без понятия…

- Знай он вас лучше, как человека, не говорил бы: «Выступление Ефимовой в Рио разбивает мое сердце».

- Или если сложил бы «1+1», тоже о чем-то бы догадался. Не все так просто, как ему говорят, или он читает в прессе. Пусть изучит и другую точку зрения.

Не хочу, чтобы ко мне относились так, потому что я – русская. Мол, если ты неправильной национальности, то их можно ругать. Мне ведь пишут в соцсетях: «Вы, русские, все плохие».

Причем такие же допинг-истории, как со мной, случались с американцами. И я ведь не говорю, что они все – ужасные люди. Знаю, что это не так. Нет плохих наций. Надеюсь, Фелпс это поймет.

- Он вас радует как спортсмен?

- Очень! Я всегда восхищалась Майклом Фелпсом. Поэтому было обидно, когда он сделал такое заявление.

«ЗА ВСЕ В РИО 

ПЛАТИЛА САМА»

- 19-летняя Стефания Елфутина завоевала бронзу в парусном спорте, чего с Россией не случалось уже 20 лет. И рассказала в интервью, что с детства болела за Ефимову. Насколько для вас важно, что в России многие дети идут в плавание, посмотрев ваши финалы?

- Это очень здорово. И в эти дни у меня была бешенная поддержка, особенно из России. Очень много писем, комментариев, всего-всего. Не успеваю всё прочитать, тем более отвечать. Потому что надо было концентрироваться на соревнованиях. Ухожу в себя, думаю о старте. Но надеюсь, что найду время!

Настолько хорошие и добрые слова! Так их было много! Пишут не только русские, но и американцы, иностранцы. Даже когда я выходила на награждение, то видела не только многих наших болельщиков, но и как некоторые ребята кричали с флагом США на английском: «Юля, мы тебя любим! Не слушай никого!»

Становится тепло на сердце, легче. Даже слезы накатывали, когда слышала искренние слова. Находишь в себе силы бороться дальше. И не обращаешь внимания на злых людей.

- Меня зацепила история, что в тяжелые минуты неизвестный человек дал вам миллион рублей на подготовку.

- Многие помогали, даже становились моими спонсорами. И представьте, на последнем этапе подготовки я покупала за свой счет билеты в Рио, сборы и перелет в Майами тоже оплачивала сама. В Бразилии жила за свой счет, платила за бассейн и проживание. Со мной вовремя подписали рекламный контракт, который стал как рука помощи.

«Отец Ефимовой покупал абонемент, чтобы рядом с Юлей не плавали бабушки» (итоги Рио)https://t.co/jSmGA4d7PO pic.twitter.com/yjwA7OYMj9

— Павел Лысенков (@plysenkovRUS) 14 августа 2016 г.

«КРАСНАЯ ТРЯПКА 

ДЛЯ БЫКА»

- Какие у вас планы на следующий олимпийский цикл? Удастся ли усилить 200 м? Будете ли экспериментировать?

- Я знаю, как плавать двести, и как разложить эту дистанцию. Если бы я была готова, то и в Рио показала бы нужное время. Держу в уме постоянно, но никак не могу воплотить. Постоянно что-то срывается или мешает.

Сейчас надо просто отдохнуть, без нервов и болезней вернуться к тренировкам. Тогда результат будет намного выше.

- Что вы вспомните о Рио? Ваша фраза: «Эта Олимпиада была как война». В этом сильное отличие от Пекина и Лондона?

- Да уж… Обычно соревнования – это как праздник. Сколько себя помню, всегда приезжаешь, у тебя хорошее настроение. Со всеми людьми встречаешься, знакомишься. Обнимаешь старых друзей, которых давно не видел. Это фестиваль разных стран на позитиве.

Сюда же я приехала, и тут было что-то нереальное. Косые взгляды, ухмылки, ужимки. Эта пресса, которая сильно давит и раскручивает.

© Советский Спорт

Я никогда не видела, чтобы спортсменки себя так вели. Хамили в ответ на то, что я подняла указательный палец вверх после финиша. Да так все делают! Но именно я их раздражала.

Я для них была как красная тряпочка для быка. И то, что меня не поздравили после медальной церемонии. Это все видели! Это ведь олимпийское правило, его всегда надо уважать.

- Даже президент ФИНА заявил, что так нельзя себя вести.

- Да, атмосфера тут была очень тяжелой. И какое же наступило облегчение, когда все закончилось! Просто от сердца отлегло.

«В ОЛИМПИЙСКОЙ 

ДЕРЕВНЕ 

СИЛЬНО ВОРУЮТ»

- Хорошо плавать, когда папа – тренер? Он ведь многому научился у Дэвида Сало.

- Тяжело в том, что когда он дает задания, я не всегда слушаюсь. Немного не те отношения. Мы постоянно слегка ругаемся, ссоримся. Все-таки папа есть папа, а тренер – это тренер.

- У вас не было приключений в Бразилии? Вот Евгений Коротышкин гулял по пляжу, а его ограбили.

- Во время Игр я никуда не выходила. Бассейн, номер – вот и все. Но знаю, что в олимпийской деревне очень сильно воруют из комнат. Причем есть специальные сумки, которые можно закрыть. Еще вешаю табличку на дверь: «Не беспокоить!»

Все равно заходят. Пока, слава богу, ничего не украли. Но у многих обчищают даже закрытые тумбочки. Страшно за серебряные медали. Всегда приходится их с собой носить. С другой стороны могут ведь и на улице отнять! Не знаю, что делать…

- А где вы вообще храните свои медали? Четыре золота чемпионата мира, например.

- Обычно спортсмены кладут свои награды в банковские ячейки. Делают специальные сейфы. А у меня медали дома просто так валяются, - смеется Юля. – Их никто не найдет, даже я.

- Тяжелые медали?

- Тяжелее, чем в Лондоне. И по весу. И по тому, как они достались.

BBC

image beaconimage beaconimage beacon