Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Венгрия: борьба за землю

В Венгрии - очередной виток скандалов и разбирательств, на этот раз вокруг отчуждения фермерских хозяйств в пользу власть предержащих . ... Густой туман скрывает тайны венгерской деревни. Которая оказалась в центре скандала в связи с перераспределением сельхозугодий; как утверждает оппозиция, между представителями ближайшего окружения премьера Виктора Орбана. Правительство подобные обвинения отклоняет настаивая на законности тендеров. Наш корреспондент в компании журналистки Габи Хорн из интернет- издания ÁTLÁTSZÓ попытался разобраться в ситуации. Первый вопрос к Габи: "Правда ли, что политики распределяют земли между родственниками?" Габи отвечает предлагает взглянуть самим с помощью дрона. Сквозь туман видно плохо.... но все же видно: на территории поместья с двухсотлетней историей ведутся строительные работы. Габи говорит, что участок принадлежит семье Орбана. "Хатванспуста", так называется поместье, принадлежит отцу премьера, - поясняет она. - Мы задаемся вопросом, откуда у них деньги на такой масштабный проект? Почему подрядчикам в нем выступают также близкие к правительству люди - друзья, родственники?" Габи показывает нам землю, которой, говорит она, владеет Лёренц Месарош, она называет его доверенным лицом Орбана. По данным журналистов, этот человек управляет состоянием премьера, отвечая в числе прочего за сделки с недвижимостью. Так ли это? Мы хотели спросить господина Месароша напрямую, но он от интервью отказался... Размеры сельхозугодий определяют размер агросубсидии, которые выделяются Венгрии по линии ЕС. По словам бывшего министра сельского хозяйства Дьёрдя Раско, 80% чистого дохода венгерских фермеров генерируется с опорой на европейские деньги: "Клановая экономика - в Венгрии уже факт, - уточняет он. - Есть друзья премьер-министра, которые пользуются, я бы сказал, особой благосклонностью и имеют доступ к различным фондам". Журналисты отмечают, что перераспределение агроплощадей подорвало позиции венгерских фермеров. Власти настаивают на обратном: Будапешт заявил, что ставит целью повысить конкурентоспособность венгерского сельского хозяйства. Жигмонд Маврани, владелец агрохозяйства, рассказывает: "Друзья правящей партии "Фидес" получили участки, став эдакими псевдофермерами. Ну, а настоящие фермеры ничего не получили". Его сосед Роланд согласен: "У этих псевдофермеров нет никакого опыта, они даже не пришли взглянуть на пастбища. У абсолютного большинства нет скота... Но они не разрешают нам пасти наших животных на их лугах". Местные жители говорят, что для участия в тендерах взятки доходили до 2 миллионов форинтов. У Гьюлы денег не было. Он с двумя партнерами претендовал на долгосрочную аренду пастбищ, но проиграл. Мужчина рассказывает: "Землю дали тем, кто был ближе к людям со связями. У меня в активе - 600 овец, никого не интересует, что с ними теперь будет. Нам говорили, что мы проиграли, так как не заплатили, кому надо. Так что все, пастбища от нас ушли". Габи знакомит нас с еще одним хозяйственником. Эрика управляет молочной фермой. Семья построила ее с нуля еще в 90-е годы, в 2008 и 2014 годах получила два транша субсидий ЕС для поддержания конкурентоспособности. Однако потом Эрике не продлили контракт на долгосрочную аренду земли. Она не знает, почему. "Наши постройки стоят на участке в 6 гектаров, а вокруг - еще 170 гектаров пастбищ, - поясняет женщина. - Теперь земли отошли кому-то еще. Мы теперь не можем пасти там наших животных". В хозяйстве было почти 500 молочных коров, сейчас осталось около 300. Эрика рассказала, что после отчуждения пастбищ вынуждена круглогодично покупать дорогой корм. Ее мечта о крепком семейном бизнесе - под угрозой. Как под угрозой и само существование семьи: отец Эрики не пережил краха и умер вскоре после потери угодий. Пересмотр контрактов землю спровоцировал волну судебных исков.. У здания суда в Будапеште мы встречаем Каталину Родич, представляющую местное отделение Greenpeace. Она резюмирует: "Участки отошли к друзьям Орбана, близким к правительству людям. Венгрия превратилась в страну, где тон задают олигархи". Каталина и Габи приходят в суд, чтобы поддержать Эву Аш, управляющую фермы Кишантос. Дело вокруг этого хозяйства параллельно рассматривают в Европейском суде по правам человека в Страсбурге. Некогда образцовая европейская органическая ферма была изъята из управления местного кооператива. Угодья поделили на 8 участков, сегодня здесь активно используют химические удобрения. Эва напрямую винит в крахе органического хозяйства премьера Орбана: "Нас прямо тут, на ферме атаковали охранники, которых послали власти,- вспоминает она. - В тот черный день наша образцовая биоферма в 452 гектара перестала существовать". Габи и ее коллеги-журналисты продолжат разбирательство. Они рассказали, что несколько недель назад на их редакцию в Будапеште напали правые экстремисты. Габи напоминает, что в Венгрии действует лимит на размер покупки одним лицом, однако закон легко обойти. "Собственно это мы и наблюдаем, когда члены одной семьи, друзья и родственники понемногу скупают участки, - говорит она. - А потом мы видим, как близкие к "Фидесу", Орбану компании, бизнесмены обогащаются, получая заказы, связанные с этой землей". Ряд журналистских расследований Габи и ее коллег были отмечены независимыми наградами. Туман осложняет их работу, но они полны решимости преодолеть полосу препятствия.

СЛЕДУЮЩЕЕ

ВОСПРОИЗВОДИТСЯ: Популярные

Венгрия: борьба за землю

Венгрия: борьба за землю

Логотип Euronews Euronews

СЛЕДУЮЩЕЕ

Euronews

Euronews

image beaconimage beaconimage beacon