Вы используете устаревшую версию браузера. Для оптимальной работы с MSN используйте поддерживаемую версию.

Эта служба и опасна, и вредна

Логотип Коммерсантъ Коммерсантъ 23.07.2021 Сергей Сергеев
© Дмитрий Лебедев/Коммерсантъ

МВД хочет изменить общественный правопорядок

МВД предоставило на общественное обсуждение проект корректировок в госпрограмму «Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности». В полицейском ведомстве отмечают, что удалось удержать контроль над криминальной ситуацией, добиться снижения уровня преступности по ряду показателей и смертности на дорогах. В намеченных целях — улучшение безопасности на улицах, сокращение киберпреступности и перерастающих в беспорядки несогласованных протестных акций, которые названы основным способом дестабилизации общей обстановки. Однако в органах внутренних дел имеется серьезный некомплект личного состава, вызванный низкими зарплатами на фоне больших нагрузок и сложных условий службы. А потому помимо реального увеличения доходов сотрудников их планируется обеспечить жильем хотя бы на 65% к 2030 году, усилив соцзащиту, и сократить дыру в штатах до 7,5% через девять лет. Впрочем, опрошенные “Ъ” эксперты скептически относятся к реализации этой программы.

Проект постановления правительства о внесении изменений в утвержденную еще в 2014 году госпрограмму «Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности» представляет собой довольно объемный документ, изобилующий множеством сухих цифр с процентными выкладками и казенными оборотами. Фактически это ответ МВД на брошенные ему в последние годы новые вызовы и угрозы, о которых в кажущемся уже далеким 2014 году даже не приходилось всерьез задумываться. А потому проект разделен на несколько условных частей. Сначала говорится о текущей ситуации, потом перечисляются проблемы, а также цели и задачи на будущее и предложения их решения.

Так, согласно полицейской статистике, в 2014–2018 годах наблюдалось «последовательное сокращение количества регистрируемых преступлений», за исключением 2015 года, когда имелся прирост сразу на 9%, и 2019–2020 годов с «незначительным ростом».

В прошлом году было зарегистрировано 2 млн 44 тыс. преступлений, что на 1% больше предыдущего периода. При этом в 2020 году снижалось число убийств, разбоев и грабежей и, как следствие, число погибших от преступных посягательств.

Кроме того, сохранилась наметившаяся с 2016 года тенденция уменьшения правонарушений на улицах, в парках и скверах — на 10% по сравнению с 2019 годом. «Приоритетным вызовом» для МВД названы рост на 74% киберпреступлений и участившиеся факты «деструктивного влияния на несовершеннолетних посредством телекоммуникационных сетей». А «основным способом дестабилизации общественно-политической и социально-экономической обстановки» на данный момент становится, по мнению аналитиков из числа авторов проекта изменений в госпрограмму, «привлечение различных групп населения к участию в несогласованных публичных мероприятиях (включая протестные акции), которые умышленно трансформируются в массовые беспорядки».

Также отмечается «устойчивое снижение» смертности в ДТП на российских дорогах и числа преступлений, совершенных как иностранцами, так и в отношении них. С плохо скрываемой гордостью МВД отчиталось о том, что позволяет себе «поддерживать удовлетворенность граждан качеством предоставления государственных услуг в области безопасности дорожного движения и в сфере миграции на уровне более 90%».

Отдельно отмечаются «значительные усилия», направленные на сохранение личного состава, прежде всего кадрового ядра, комплектование подразделений и служб системы МВД.

Правда, здесь сразу же следует грустное «но», так как в подразделениях «сохраняется значительное количество неукомплектованных штатных единиц». Кадровый голод объясняется «рядом социально-экономических факторов»: низкой «экономической привлекательностью службы», сложными условиями работы и высокими нагрузками.

«Таким образом, приоритетного внимания заслуживает решение вопросов по обеспечению дальнейшего укрепления социальной защищенности и повышению уровня реальных доходов личного состава органов внутренних дел»,— говорят авторы проекта, добавляя общие фразы об улучшении тылового и медицинского обеспечения. Кроме того, к 2030 году МВД хочет обеспечить до 65% сотрудников служебным жильем или общежитиями, что вместе с другими мерами должно к тому же сроку привести к снижению уровня некомплекта до 7,5%. Интересно, что существующая дыра в штатах в документах в цифровом или процентном соотношении не указана.

Очевидно, решая проблемы с обеспечением, МВД к 2030 году планирует дальнейшее усиление безопасности на улицах;

снижение остатка пропавших граждан, именуемых на полицейском жаргоне «потеряшками», до уровня 95,9%;

уменьшение смертности на дорогах до четырех человек на 100 тыс. населения;

повышение эффективности следствия и дознания с возмещением ущерба от причиненного вреда соответственно до 24,45% и 59,5% и проч.

При этом авторы проекта утверждают, что он «не потребует дополнительных бюджетных ассигнований», а также увеличения численности личного состава уже существующих подразделений полиции или создания новых.

Впрочем, все эти предложения довольно скептически оценил известный адвокат Евгений Черноусов, сам в прошлом полковник МВД. По его словам, в последние годы престиж службы в органах внутренних дел сильно упал. Он считает необходимым изучить опыт зарубежных стран по предоставлению льгот и привилегий полицейским, в первую очередь не кабинетным штабным служащим, а тем, кто работает на улицах, и оперативникам. «А половинчатыми мерами ничего не изменить, МВД превратилось в замкнутую, оторванную от общества организацию»,— заявил “Ъ” ветеран. Он убежден, что надо дать возможность высказаться самим сотрудникам, причем не генералам, а офицерам среднего звена, созвав под эгидой общественных организаций что-то вроде всероссийского офицерского собрания, где предложить примеры кардинальных изменений.

В свою очередь, Александр Михайлов, последовательно служивший на генеральских должностях в ФСБ, МВД и ФСКН, заявил “Ъ”, что многие положения из госпрограммы, которую предложено изменить, в частности укомплектования, были еще в конце 1990-х годов высказаны в концепции кадровой политики в бытность министром внутренних дел Сергея Степашина, но после его ухода «благополучно забыты». «Мы из года в год говорим о проблемах МВД в разных программах, концепциях и т. д., но не повышаем эффективность самой системы»,— считает эксперт. По словам господина Михайлова, который и сам преподавал в академии, на первых порах в органы внутренних дел приходят романтики, но молодые люди, столкнувшись с внутренней системой с непривлекательной реальностью, ненужной бумажной писаниной, а порой с коррупцией и преступностью вроде золотых унитазов ставропольского гаишника, увольняются. Он убежден, что системные проблемы можно устранить только в тесном взаимодействии с обществом, которого «сейчас нет от слова совсем» и на котором держалась еще советская милиция. «Само название госпрограммы об охране общественного порядка подразумевает участие общества, и это ключевое слово здесь»,— резюмировал Александр Михайлов, пояснив, что без уважения со стороны населения нормальная полиция существовать не может.

Сергей Сергеев

Читайте также:

Коммерсантъ

image beaconimage beaconimage beacon